Цифровая трансформация начинается со смыслов

Интуиция подсказывает – блокчейн-технологии перевернут весь мир. Однако технологиям более 10 лет, а бизнес-кейсов нет. Причина в том, что в новой парадигме старые понятия перестали работать, а новые еще не сформировались. По мнению эксперта Лаборатории ИПИ Дмитрия Костеня, который выступил с докладом на ПМЭФ-2019 во время сессии «Цифровая трансформация – гибель старого мира?», российской экономике предстоит перестроиться, стать экосистемой. А в экосистеме не работает традиционная модель управления по вертикали.

На заседании совета законодателей 24 апреля 2019 года президент Российской Федерации заявил, что «Нам нужно менять структуру экономики, чтобы обеспечить развитие на перспективу». И сегодня на первое место выходит тезис, что переход на экономику, устроенную по принципу экосистемы, как раз и является той сверхзадачей, о которой говорил президент.

Эффективность экосистемы может в десятки и сотни превышать эффективность классической вертикальной модели, тому несколько причин:

  • появляется возможность наладить взаимоиспользование производственных мощностей,
  • состоится переход от конкуренции к кооперации,
  • управление преобразуется из субъективной в объективную деятельность.

Получить эти эффекты можно за счет использования блокчейн-технологий. Их возможности очень широки и поэтому рождают новые смыслы.

Почему за 10 лет существования блокчейн-технологий не появилось работающих бизнес-кейсов? Хотя логика подсказывает, что блокчейн способен перевернуть мир. Причина в том, что в новой парадигме старые понятия рыночных отношений перестали работать, а новые еще не сформировались. Понятные всем формулы «спрос определяет предложение» или «товар-деньги-товар» лишились смысла.

Сегодня деньги печатаются и передаются в различных направлениях без ограничений. Пока экономический рост мог поглощать инфляцию, все было ничего.  Но как только рост начал замедляться, инфляция начала разгонять разрушение экономики. Бизнес-активность замедляется, обесценивание нарастает, получается «кассовый разрыв».  

Борьба за выживание вынуждает производителя делать заведомо плохие товары с целью нарастить спрос. Таким образом инфляция начинает физически истощать и разрушать старую экономическую систему. Это объективный процесс, который невозможно остановить без перехода на качественно новую модель. Это классический Ленинский сценарий революционной ситуации.

Текущие проблемы:

  • банкиры не хотят как жить по-новому,
  • юристы не могут судить по-старому,
  • эксперты по найму продолжают предлагать платформы, когда жизнь требует других социально-экономических моделей.

Два выхода из ситуации:

  • ждать полного коллапса экономической системы, и затем в режиме форс-иажора мобилизовать все ресурсы для перехода на новую систему,
  • уже сегодня пошагово планировать переход к новой экономической системе.
Трансформация потребует смены формата мышления. Бизнес-кейсов на базе блокчейн-технологий нет, потому что возможности технологий гораздо шире, чем социально-экономические смыслы, которыми мы оперируем сегодня. Нужны новые смыслы. Например, институт доверия, который создает блокчейн, возносит концепцию общественного пользования на совершенно новый уровень, ломает традиционный институт собственности. Другой пример – технологии автоматизируют доверие, а законодатель продолжает расширять и углублять регулирование. Очевидно, что одна сила работает на раскрепощение и достижения гибкости, а другая - на зажим и цементирование. Зачем регулировать то, что контролируется автоматически? Это не значит, что регуляторика не нужна. Она нужна, но нужна как механизм, автоматизирующий ее исполнение, а не как инструмент, препятствующий развитию технологий. Но тогда потребуется умение работать по полному циклу управления, переход к пониманию полной картины мира.  И здесь формирующийся институт доверия открывает новые смыслы.

I. Банковских денег не будет

Коллеги из банковского сектора могут создавать стейблкоины, могут придумывать новые модели для Центральных и коммерческих банков, могут законодательно разрешать, потом запрещать, потом снова разрешать криптовалюты и ее вариации. Эта суета никак не изменит факт – старая система потеряла власть диктатуры. Миру открылась новая сущность, контракт и деньги — это единое неразделимое целое. В новом контексте становится очевидным, что мир можно построить по принципу экосистемы, в которой:

  • принципы исламского банкинга заменят теорию процентных ставок,
  • принципы проектного финансирования заменят принципы кредитования,
  • конкуренция заменит на кооперацию,
  • понятие собственности будет определяться рамками полезного пользования,
  • рост экономики будет достигаться не посредством сложения, а посредством проектирования, что снимет с экономики системное напряжение и позволит достичь скачка в эффективности в десятки и сотни раз выше на тех же производственных мощностях.
Современная денежная система постепенно прекращает свое существование, сломана связка между финансовой и производственной экономикой. Например, соотношение долговых обязательств к ВВП мира составляет около 280%, а рынок деривативов в 20 раз больше, чем ВВП мира.  Деньги потеряли свой смысл.

Контракт и деньги как единое целое возвращают системе финансово-производственный баланс. Банки возьмут на себя управление агрегатными рисками, а традиционная система денежных отношений, построенная на основе долговых обязательствах, трансформируется в систему исламского банкинга, построенного на основе действительных активов - контрактных отношений. Ключевые элементы теории финансовой экономики, такие как теория процентных ставок и временная стоимость денег, требуют глубокого пересмотра, и, вероятно, отхода от них.

II. Формирование института доверия

Древнегреческое слово «логос» означает единство образа и слова. Современное слово «понятие» означает то же самое. Когда в народе говорят, что человек живет не по понятиям, это означает что он говорит одно, а подразумевает или делает другое. Беспонятийность открывает возможность подмены смыслов. В мире, где отсутствует единство образа и слова, невозможно построить единых смыслов, а значит, невозможно построить экосистему, достичь следующего скачка в производственной эффективности. Получается, что неправда разрушает экосистему. Главный смысл блокчейн-технологий в том, что они помогают формировать институт доверия.

Пример подмены смыслов через несоответствие образа и слова - Гражданский кодекс РФ классифицирует техническую запись (токен) как «цифровое право». На самом же деле — это «цифровая собственность».

  • Токен это цифровая запись в реестре. Запись — это техническая связка (отношение).
  • Собственность моделируется как совокупность отношений, а право моделируется как ограничитель поверх отношений.
  • Законодатель не определяет понятия цифровой собственности, но определяет понятие цифрового права. То есть ограничитель есть, а субъекта ограничения нет. Это и есть подмена смыслов.
  • В результате законодательство не интегрируется на международном уровне. Понятие собственности является глобальным, а понятие права локальным. Меняем локальный смысл на глобальный – возникает конфликт. Это наглядный пример как неправильная формулировка становится препятствием к переходу на экосистему.
Институт доверия кардинально поменяет принцип технологических решений. Сегодня в индустрии превалирует узкий взгляд, что доверие – это обмен данными. Поэтому ттехнологии рассматривается как способ интеграции платформ через общее пользование данных.

Но тот же принцип применяем для общего пользования процессов и производственных циклов. В таком контексте понятие платформы исчезает.  Возникает экосистема гранул и компонентов, которую объединяет единая производственная цель.  

Производственная цель формируется на уровне технической модели управления. Поэтому платформы замещаются экосистемой моделей управления, которые занимаются сборкой и пересборкой производственных цепочек. В таком формате уровень абстракции принятия решений повышается в несколько раз. И опять возникает необходимость понимания полной картины мира.

Блокчейн - это не технологии взаимного использования данных и не технологии оптимизации производственных процессов. Это технологии управления. Управление делится на две составляющие – принятие решения и контроль за исполнением. Блокчейн автоматизирует доверие и тем самым снимает с управления функцию контроля. В результате производственные циклы становятся самопроверяемыми компонентами системы, а функция управления становится технически моделируемой.

III. Моделирование управления

При автоматизации контроля управление сводится к принятию решения, которое технически формализуется в модели, управляющие информацией в контексте поставленной цели. В экосистеме отсутствует вертикаль власти. Поэтому конструирование модели управления должно происходить по полному циклу управления – от формирования видения вниз до прикладного решения.

Сегодня полный цикл управления находится вне технологического стека. Биологическая уникальность человека заключается в том, что он умеет превращать свои мысли в материальные объекты. Как это выглядит в управлении?

На картинке слева нарисован столбик полного цикла управления. На идеологическом уровне первично возникает видение. Видение формализуется в концепцию. Концепция детализируется в модель. Модель порождает практические приложения. Управление по полному циклу – это умение создавать видение и воплощать его в практические приложения.

Блокчейн не вписывается в современную модель, которая регулирует доверие. Блокчейн его автоматизирует, поэтому нужна новая модель. На концептуальном уровне централизованная модель является следствием необходимости контроля.

Но если контроль автоматизирован, нужна новая концепция. На уровне идеологии видение, как и управление, субъективно и формируется на базе мировоззрения человека, которое, в свою очередь, базируется на человеческом психотипе.
Психотип не отражает IQ человека, а лишь то, чем он руководствуется в принятии решений. И здесь открывается интересный феномен, что автоматизация доверия первым трем психотипам не нужна. Она нужна только психотипу человечного типа. У человека как высшей формы психотипа существуют понятия совести и стыда. Единственный способ построения экосистемы без внутрисистемного напряжения – она должна быть построена по совести.  Получается что экосистема с человеческим лицом – это единственный способ достижения максимальной экономической эффективности взаимного использования производственных мощностей.

Поэтому сегодня ключевой задачей психотипа человека является возвысить себя до уровня полноценного управленца. Но здесь важно отметить – свято место пусто не бывает. И если человек сам не займет роль управленца, эту позицию займет другой психотип и построит систему цифрового рабства.
Новые технологии позволяют построить экономику нового типа, которая работает как единая платформа, но устроена по принципу экосистемы. При моделировании экономики как среды обитания просматривается как минимум четыре мета уровня:

  • философский,
  • законодательный,
  • институциональный,
  • уровень производственных отношений.

На каждом уровне есть свои правила и модели. Например, философский уровень формирует законодательные модели, а те, в свою очередь, институциональную среду, а те формируют производственные отношения. Все вместе работает как единый организм.

Блокчейн формирует доверенную среду. Моделируемое управление позволят делать быстрые сборки и пересборки производственных циклов. Большие данные дают обратную связь по качеству работы моделей управления, а искусственный интеллект изменяет модели управления, достигая наиболее эффективного социально-экономического баланса.

Те, кто не хотят создавать свои смыслы, будут подчинены чужим. Технические решения отображают наше понимания мира. Новым технологиям нужны новые смыслы!