Реформа РАН. Финансирование и результативность

Научная общественность убеждена, что реформирование Академии означает уничтожение научной деятельности как таковой. Академики возмущены циничной попыткой отъема у РАН нажитого имущества и клеймят бывшего министра Ливанова (который, в свою очередь, отказался от авторства законопроекта). 

Критики реформы отмечают, что оптимизация управления имуществом слабо связана с повышением эффективности научного поиска, а сторонники реформы убеждены, что изменения в РАН назрели уже давно.

С последним утверждением трудно не согласиться: в истории с реформированием РАН может удивлять скорее то, что этот процесс не был запущен раньше. Академия – едва ли не последний институт, который с советских времен (в отличие от высшей школы, армии или госуправления) не подвергался принципиальным изменениям. А изменения нужны, поскольку к работе РАН у государства есть претензии. Несмотря на существенное увеличение бюджетного финансирования Академии в последние годы, эффективность этих затрат, равно как и использования активов РАН в целях развития науки, неочевидна. 

У общества тоже есть вопросы к Академии: обычный гражданин России, говорящий по iPhone и едущий на автомобиле по навигатору с GPS, вряд ли скажет, какую пользу приносит российская наука лично ему. Поэтому можно рассматривать проект реформы как реакцию государства на неудовлетворенный общественный запрос в адрес науки.

Реформа Академии наук – задача важная, но общий негативный фон, созданный при обсуждении проекта Закона, способен отодвинуть ее выполнение на неопределённый срок и, несомненно, создаст преграды для ее реализации. Осталось немного времени для осмысления столь внезапно начатой реформы и обсуждения того, что же действительно следовало бы предпринять.

Что предлагает Закон

В пояснительной записке к законопроекту справедливо отмечено, что структура РАН характеризуется недостаточной скоординированностью, особенно в части планирования и управления финансовыми потоками и имущественным комплексом, что негативно влияет на состояние фундаментальных и поисковых научных исследований в академическом секторе науки. 

В известной мере это приводит к смещению фактических приоритетов в деятельности государственных академий наук (даже в условиях увеличения бюджетной поддержки) на поддержание и отстаивание неизменности в ущерб решению задач обеспечения динамичного развития фундаментальной науки, обновления принципов ее организации в соответствии с современными требованиями». Далее в Проекте описана структура Российской академии наук как клуба академиков, и указан главный инструмент реформирования – ликвидационные комиссии, которые займутся имуществом организаций, подлежащих слиянию. Ни о каких «современных требованиях» и «принципах организации науки» речи не идет. 

По сути, ключевой частью нормативного акта, претендующего на установление новых принципов организации крупной хозяйственной структуры (какой является Академия наук), должна быть схема финансового и организационного обеспечения ее деятельности. Логично было бы предположить, что существующая с советских времен модель – распределение бюджетных средств – должна смениться другой моделью, основанной на капитализации имеющейся у АН собственности (понимаемой не только как недвижимость, но как активы в целом, включая интеллектуальную собственность, технологии и т.д.). Но этот вопрос отражен в статье 5 Проекта Закона крайне неопределенно. Фактически выделено лишь два аспекта финансирования: 

  • выплата академических стипендий (будет предусмотрена отдельной строкой в федеральном бюджете на соответствующий год и плановый период);
  • содержание аппарата Российской академии наук.

При этом остается без ответа множество важных вопросов. Например: как станет осуществляться финансирование отдельных фундаментальных и прикладных исследований – по конкурсу или без него? Как будут продвигаться результаты исследований? Получат ли финансовую поддержку от РАН прикладные разработки? О других потенциальных финансовых возможностях, создаваемых рыночной экономикой, в Проекте Закона вообще не говорится ни слова. 

Можно предположить, что если реформа будет разворачиваться в логике данного законопроекта, Академия может не только лишиться недвижимости, но и – хуже того – потеряет возможность самостоятельно управлять финансированием научных проектов, поскольку эта функция перейдет к Министерству. Нетрудно представить, какой ущерб это нанесет деятельности отдельных ученых и научных групп. 

Можно констатировать, что Проект Закона не является полным и имеет очевидные пробелы, что порождает неопределенность в реализации Закона в случае его принятия без кардинальных корректив, а также – риски, связанные с утратой как имущества, так и научного потенциала государственных академий наук. Аналогичные недостатки уже в полной мере проявили себя, например, в процессе реформирования Министерства обороны. Для реформы академии необходимо ввести переходный период, который позволит сформировать новое законодательство, как почву для этой реформы. Хотелось бы верить, что реформирование будет зависеть не от идеологических убеждений чиновников или ученых, а от качества используемой при этом «дорожной карты». В основе такой карты должны лежать не фундаментальные декларации, а прикладные правовые процедуры, четко регламентирующие организационную структуру, финансирование и полномочия обновляемой Российской академии наук. В результате РАН должна формировать стандарты научной и внедренческой деятельности, стать флагманом экспертного и академического сообщества. 

Две сущности Академии наук

Начнем рассуждение о направлениях реформы Академии наук с констатации ее двойственной природы, которая определяет специфику научной сферы. С одной стороны, АН как субъект – это объединение людей с общей идентичностью, основанной на деятельности по производству знаний. Ученый социализирован в сообществе подобных себе людей, которые способны оценить и признать результаты его труда вне зависимости от исторической перспективы воплощения этих знаний. Поэтому научное сообщество должно иметь высокий социальный статус в обществе, зависящий, в частности, от способности его членов передавать свои знания другим.

Это означает, что для адекватной оценки научного статуса в сообществе должны существовать институты, позволяющие формировать иерархию компетенций в соответствии с реальным интеллектуальным вкладом. В РАН с поддержанием такой иерархии есть проблемы, что наглядно демонстрируют периодические скандалы. Актуальность темы недавно подтвердил и нобелевский лауреат, изобретатель графена Андрей Гейм в своем интервью «Газете.ру».

Для адекватного старта реформ необходим аудит в сфере технологий, интеллектуальной собственности и имущества. Кроме того, дееспособность сообщества должна обеспечиваться системой воспроизводства кадров, что предполагает тесную связь научного сообщества с образованием. Научные институты должны быть интегрированы в университеты путем создания лабораторий, научных коллективов, совместных исследовательских программ. Наконец, в силу того, что идентичность ученого выходит за национальные рамки, научное сообщество должно быть международным и вести целенаправленную международную деятельность. 

Полномочия этой организации должны быть прописаны в специальном законе - подобно закону о Торгово-промышленной палате, с соответствующими видами хозяйственной деятельности.

Координирующим органом сообщества АН должен стать Академический совет, функции которого – вступление от имени РАН в диалог с обществом и государством, а также законодательная инициатива. Приоритеты научного развития должны предлагаться Академическим советом на базе разработок и научных идей академического сообщества и озвучиваться в виде ежегодного послания Президента РАН в адрес законодательной и исполнительной ветвей власти, а также ежегодного отчета по итогам научной деятельности. Результаты диалога сообщества РАН с властью и обществом должны преобразовываться в программы научной деятельности с определением объемов и источников финансирования, и передаваться на исполнение в РАН, выступающей уже в роли корпорации. 

Вторая ипостась Академии – это подотчетная некоммерческой организации корпорация, ведущая активную хозяйственную деятельность и встроенная в экономические процессы. Статус корпорации должен быть определен законом. 

Корпоративная природа подразумевает наличие управленческой иерархии и активов, которыми эта иерархия должна эффективно управлять. Высшим органом этой иерархии является Управление РАН. Процесс управления Академией должен строиться по программному принципу. 

Состав программ вытекает из ежегодного Послания Президента РАН. Представители научного сообщества РАН входят в состав управленческих команд, сформированных под реализацию отдельных программ. 

Академия как корпорация: управление активами

Деятельность РАН как корпорации – это, в первую очередь, распоряжение активами в соответствии с заданными требованиями. Понятие «активов» включает в себя: 

  • денежные средства;
  • недвижимость;
  • научное оборудование;
  • научные кадры;
  • права на интеллектуальную собственность и т.д.

Процесс реформирования РАН должен включать в себя инвентаризацию всех активов с последующим утверждением плана реорганизации РАН с учетом особенностей переходного периода. Источником финансирования РАН является общий фонд («фонд фондов»), к которому применяются интегральные показатели фондоотдачи. При этом указанный «фонд фондов» не является единственным источником финансирования фондов.

С целью эффективного управления фондами целесообразно создать Агентства по управлению имуществом РАН, Комиссию при Правительстве РФ с участием структур Сообщества РАН и Управления РАН, а также Наблюдательный совет РАН с участием представителей законодательной и исполнительной власти. Органами самостоятельного управления являются внутренние комиссии и комитеты Сообщества и Управления РАН, использующие необходимые управленческие стандарты, в т.ч., специализированные. В состав этих структур входят представители Управления РАН на исполнительных ролях, и Сообщества РАН на согласующих ролях. Наконец, управление, осуществляемое совместно с бизнесом, потребует создания, в соответствии с общепринятыми бизнес-стандартами, управляющих компаний, а также инвестиционных банков и страховых компаний. Для управления Производственными фондами создаются производственные кластеры. В состав органов управления входят представители Управления РАН и представители бизнеса. 

Для обеспечения управления фондами необходимо внести в Закон и Устав следующие изменения: 

  • описать порядок создания Наблюдательного совета, принципов его формирования и функционирования;
  • внести положение об Агентстве по управлению имуществом РАН;
  • определить сферы совместной ответственности в рамках работы Комиссии при Правительстве РФ по вопросам фундаментальной и прикладной научной деятельности.

Оценка результатов научной деятельности и включение их в экономику

Знания как результат научного труда оцениваются, во-первых, по числу научных публикаций и ссылок. В российских условиях такая оценка неизбежно сопровождается спорами вокруг низкой цитируемости российских ученых в зарубежных изданиях. Причина, очевидно, в том, что сегодня это единственный способ определения научной репутации, требующий заимствования чужих институтов, поскольку свои в этом качестве не работают. Кроме того, это критерий вхождения российского научного сообщества в международное сообщество, производящее научные знания. Для развития такой интеграции следует закрепить за Академией наук ответственность за построение системы защиты авторских прав и их продвижение в РФ и за рубежом. Результатом работы данной системы будет не только репутация на родине, но и признание интеллектуального вклада международным сообществом. 

Вторым критерием результативности научного труда и основным инструментом «включения» его продуктов в хозяйственный оборот является их превращение в объекты интеллектуальной собственности (ИС). Как утверждают инноваторы, регистрация ИС в отечественной патентной системе – прямой путь к потере прав собственности: информация о разработке становится доступной всем желающим, а охрана авторских прав законодательством не гарантируется. Доходы от использования объектов ИС напрямую зависят от производительности экономических систем, в рамках которых эти объекты используются. Поэтому наши изобретатели и разработчики предпочитают сразу получать патенты за рубежом, в Европе и США. С целью обеспечения гарантий по сохранности интеллектуальной собственности необходимо закрепить за РАН координирующую функцию по ее защите в РФ и за рубежом. Результатом данной работы должна стать прозрачная защита ИС и ее надежность и привлекательность для бизнеса. 

Тему включения научных разработок в экономику, которая всегда относилась к ныне разрушенной сфере прикладной науки, законопроект, к сожалению, не затрагивает. Можно утверждать, что отечественная промышленность – как госкомпании, так и частный бизнес – не предъявляет заметного спроса на результаты фундаментальной науки, а необходимые научные решения либо (в случае госкомпаний) производятся корпоративными НИИ, либо (в частном бизнесе) в готовом виде закупаются за рубежом. Попытки создания в России инновационной экономики показали, что инновации не востребованы производством, поскольку отечественные компании (за редким исключением) не являются субъектами технологической деятельности, все подобные субъекты находятся за рубежом. К тому же, инновации конфликтуют с задачами окупаемости ранее сделанных вложений. Единственным устойчивым потребителем прикладной науки остается ВПК. Вряд ли реформа РАН способна оживить российскую экономику, но для сбыта ее продукции следует использовать все потенциальные рынки. Поэтому в рамках реформы было бы целесообразно предусмотреть для РАН возможность как выступать подрядчиком при выполнении заказов со стороны государства, так и выходить со своей продукцией на международный рынок, на котором фондоотдача от использования объектов ИС может многократно возрасти в короткие сроки.