Умные не нужны

Нобелевские лауреаты по экономике 2019 года Майкл Кремер, Эстер Дюфло, Абхиджит Банерджи (слева направо).

Нобелевские лауреаты по экономике 2019 года Майкл Кремер, Эстер Дюфло, Абхиджит Банерджи (слева направо).

Люди с доходами на грани выживания могут отказывать себе в необходимом, но будут откладывать деньги на покупку телевизора.
Как сообщил российский министр финансов, с рекомендациями по борьбе с бедностью, разработанными нобелевскими лауреатами по экономике Абхиджит Банерджи и Эстер Дюфло, он незнаком. Нет оснований не верить министру — знаменитая книга этих соавторов и супругов «Экономическая теория бедных» на русский язык не переводилась.

Пока профессора Банерджи и Дюфло рассуждают о радикальном переосмыслении глобальной борьбы с нищетой, российские министры ведут свою войну с бедностью. У них есть «цель национального развития» — к 2024 году количество граждан, живущих за чертой бедности, должно быть снижено вдвое. Сейчас за этой печальной чертой существует 19,6 млн человек, каждый седьмой. По идее «Экономическая теория бедных» должна быть настольной книгой российского финансового начальника.

Я думаю, что министр на самом деле поскромничал, когда говорил о своем незнании исследований Банерджи и Дюфло. Наши министры не только знают эти исследования, но и делают соответствующие выводы. Например, что для бедного человека «телевизор» и то, что из него льется, — важнее «холодильника». Звучит парадоксально, но экономисты из Массачусетского технологического института доказывают это с цифрами в руках — результатами многолетних наблюдений во множестве стран. Люди с доходами на грани выживания могут отказывать себе в необходимом, но будут откладывать деньги на покупку телевизора. А там, где приобрести телевизор совсем невмоготу, да и с телевещанием плохо, бедняки готовы отдавать 15% семейного бюджета на посещение различных увеселительных мероприятий. И еще — бедные очень любят радовать себя вкусной (а значит, дорогой по их меркам) едой и делают это при малейшей возможности. Драка клоунов, фейерверк и самое лучшее мороженое — что еще нужно для счастья, когда в карманах пусто?

Получается, что для нищего «зрелища» даже важнее «хлеба»?

Именно так, скажет Эстер Дюфло. Жизнь бедного человека слишком скучна и однообразна, и все, что может развлечь его, оказывается приоритетом по отношению к другим расходам.

Исследование было опубликовано в 2011 году, и, судя по тому, как громко заорал наш государственный телевизор, и какие шоу со смертельными трюками начало демонстрировать российское начальство, эту фундаментальную работу в высоких кабинетах прочитали.

А вот всякие программы профессионального обучения, «переподготовки предпенсионеров» и всякая такая «удочка вместо рыбы» поможет бедному, как мертвому припарка, добавит третий нобелевский лауреат Майкл Кремер. Профессор Гарварда получил свою награду за вклад в изучение эффективности программ поддержки образования для бедняков. Но прославился Майкл Кремер еще 30 лет назад, когда сформулировал очень остроумную и эффектную «теорию экономического развития с уплотнительными кольцами».

«Уплотнительное кольцо», O-ring, — копеечная резиновая деталь, дефект которой в 1986 году погубил космический челнок «Челленджер» и его экипаж. В сложной системе даже элемент, несоответствующий по своему качеству всем остальным, будет тем самым слабым звеном, на котором порвется вся цепочка. При этом — и здесь проявился гений Кремера! — это правило действует и для простых систем, в которые мы будем пытаться поместить высококачественный элемент. В этом случае именно он окажется самым слабым звеном.

Теория Кремера отлично объясняет диспропорцию зарплат в разных странах, разных регионах и разных отраслях.
Там, где компании производят «простую» продукцию для небогатых покупателей, таким компаниям просто не нужны квалифицированные, а значит, и «дорогие» узкие специалисты.
Для фастфуда не требуются звездные кулинары, сомелье и эксперты по разделке ядовитой рыбы фугу, а нужны незатейливые и легко заменяемые «работники бригады ресторана». Кто хочет «большего» — пожалуйста, но для «большего» вам придется искать другое поприще и, скорее всего, в другом месте. Поэтому Америка собирает у себя энергичных и потенциально самых перспективных работников со всего мира, а Москва — таких же работников, но со всей России. Тем, кто остался «за бортом» большого города или богатой страны (то есть системы, требующей высокой специализации), придется конкурировать за малую зарплату с себе подобными.

С одной стороны, чем богаче страна или компания, чем более сложные и дорогие продукты они производят, тем большей продуктивности и качества работы ожидают они от своих сотрудников всех уровней. Такие сотрудники представляют собой дефицитный ресурс — отсюда и высокие зарплаты. На противоположной стороне — бедные компании, с низкими ожиданиями, низкой продуктивностью и… соответствующими зарплатами. Причем низкие зарплаты решают в данном случае другую задачу — они служат сигналом всем «продвинутым» и «эффективным» — вас здесь не ждут, вы тут не нужны.

Истинный уровень отношения к работнику и ожиданий от его работы — это зарплата. Низкий уровень «минимальной,» «медианной» и «средней» зарплаты — лучшее доказательство печального факта, что мы имеем дело с «простой» экономикой, хозяева которой просто не нуждаются в квалифицированных и умных.